Неофициальный сайт храма
Успения Пресвятой Богородицы в Троице-Лыково г.Москвы

 

СЕСТРИЧЕСТВО


       История Троице-Лыкова и его храмов неразрывно связана с владельцами усадьбы, с их судьбами, отразившими исторические события, происходившие на Руси с XYI но XX век. Свое название, как и десятки других подмосковных сел (Покровское, Архангельское), Троице-Лыково получило но имени возведенной в нем Троицкой церкви и по фамилии древнего его владельца - князя Лыкова-Оболенского. Село Троицкое (старинное название Троице-Лыкова) по историческим документам известно уже с XYI века, когда бывший Московский уезд принадлежал царским родственникам, князьям да боярам, поделившим между собой богатые подмосковные села: Кунцево, Фили, Крылатское, Татарово.Сестричество в Троице-Лыково г.Москвы

       В 1876 году усадьба Троице-Лыково перешла к купеческому роду Карзинкиных, которым принадлежали текстильные фабрики, магазины в Гостином дворе, гостиницы "Метрополь" и "Гранд Отель", жилые и доходные дома в Москве и других городах. Благочестивые владельцы имения строили на свои деньги храмы и украшали их, а также делали вклады в монастыри и разные богоугодные заведения, помогали малоимущим.

       В Троицком-Лыкове община сестер милосердия фактически образовалась с момента открытия здесь богадельни, то есть в 1880-х годах. Есть сведения, что уже тогда, в 1886 году, Юлия Матвеевна Карзинкина подавала прошение о юридическом учреждении общины, но по каким-то причинам получила отказ. Сестричество тем временем продолжало существовать. В 1910 году в его ведение перешло загородное отделение приюта для детей-эпилептиков Братства во имя Царицы Небесной. Сестричество в Троице-Лыково г.Москвы

       Решение о передаче своего имения общине созрело у Юлии Матвеевны Карзинкиной давно, Неофициально же ее воля выразилась в духовном завещании, составленном 9 июня 1914 года. Карзинкина распорядилась передать общине все имение Лыково с усадебным зданием и фермой, скотом и инвентарем, богадельней и лечебницей, а также домовладение № 46 по 3-й Мещанской улице в Москве для устройства подворья. Главный дом усадьбы отдавался общине со всей обстановкой. Лишь "ропетовский" теремок сохранился за Иваном Сергеевичем Карзинкиным.

       При местных храмах предполагалось учредить две часовни: при Троицком - часовню Сергия и Иулии над семейной усыпальницей Карзинкиных, а при Успенском - вторую, где предполагалось погребать насельниц общины.

       По завещанию Юлии Матвеевны "в общине должны ежедневно совершаться заупокойные литургия и панихида, за которыми прошу поминать меня и сродников моих: Сергея, Пантелеймона, младенца Николая, Матвея, Анну, Николая, Григория, Михаила, Евдокию, Иакова, Ирину, Леонтия, Пелагею, Иоанна и Александру. "Прошу настоятельницу Общины подавать ежедневно на проскомидию мой синодик и поминать как меня, так и всех там вписанных".

       25 августа 1916 года, "обсудив обстоятельства настоящего дела и принимая во внимание, что:

    1. учреждение при селе Троицком-Лыкове Московского уезда женской общины может иметь немаловажное религиозно-просветительское значение для окрестного населения,
    2. существование общины представляется обеспеченным завещанным потомственною почетною гражданкою Ю.Карзинкиною движимым и недвижимым имуществом,
    3. со стороны Министерства Внутренних дел препятствий к учреждению означенной общины не встречается",

       Священный Синод постановил:

    • "учредить женскую общину с наименованием "Свято-Троицкою" с таким числом сестер, какое община в состоянии будет содержать на собственные средства с передачей одного из трех храмов с. Троицкого-Лыкова;
    • открыть при названной общине штатные священническую и псаломщическую вакансии;
    • разрешить помянутой общине принять:

      а) 611 десятин 144,37 кв. с. земли с постройками;

      б) участок земли с постройками - находящийся в Москве в Мещанской части".

       Определением Синода от 6-8 февраля 1917 года община была учреждена. Настоятельницей обители назначили монахиню Алипию (Таишеву), казначею Московской Покровской Епархиальной общины сестер милосердия, с возведением ее в сан игуменьи.

       Перед открытием общины был выработан ее устав.

       Всего полгода оставалось до октябрьской катастрофы, а новая община деятельно обустраивалась. Приняв налаженное хозяйство, сестры успешно произвели весенний сев и посадку огородных культур, собрали прекрасный урожай. Сестер насчитывалось 100 человек, позднее - 117.

Сестричество

       Обительской церковью стал маленький деревянный храм Успения Божией Матери. В него был назначен духовник общинный священник Василий Мансветов.

       В зале большого дома Карзинкиных в 1918 году была устроена домовая церковь в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость". В описи имущества общины указано, что икона эта явленная, но каким образом и когда она явилась, осталось неизвестным. Храм был освящен 30 апреля 1918 года Святейшим Патриархом Тихоном, объезжавшим в это время Московскую епархию.

       Огромное хозяйство вновь образованной общины процветало так же, как и при Карзинкиных. Для новой власти это был лакомый кусочек. Массовое закрытие монастырей еще не началось. Свято-Троицкая община по примеру других монастырей, владеющих землей, преобразовалась в Трудовую коммуну Троицкой общины. Кроме настоятельницы, монахинь в общине еще не было, только послушниц числом около 100 человек. Среди них были опытные сестры, которые пришли вместе с матушкой Алипией из Покровской общины, остальные же происходили преимущественно из местных крестьянок. Документы сохранили имена некоторых послушниц: Екатерина Якимова, Мария Сутович, Надежда Крючкова, Феодосия Халтурина, Наталья Сытина. Попечительница обители, послушница Екатерина Карзинкина, дочь Юлии Матвеевны, исполняла обязанности казначеи.

       В уставе "коммуны" было записано: "Хозяйство коммуны ведется на строгом принципе личного труда. Наемный труд не допускается". Привлекать специалистов община имела право только по договору с государственными учреждениями.

       Лучшую землю у общины советская власть немедленно отобрала. В 1918 году скота в общине оставалось не так уж много: 15 коров, бык, 13 лошадей, 6 телят, 5 свиней, 18 овец, 6 коз. Сельскохозяйственный инвентарь состоял из соломорезки, жнейки, косилки, веялки, сеялки, культиватора, 10 борон. Все это хозяйство было "реквизировано" в мае 1918 года перед самым севом Хорошевским волостным совдепом.

       Интересы общины в Совете Народных Комиссаров защищал член Всероссийского Церковного Собора Николай Дмитриевич Кузнецов: "Совет Московского Уездного Земельного Комиссариата 23/10 мая 1918 года постановил предоставить в распоряжение Коммуны все имущество общины. Между тем это постановление кому-то не понравилось и Хорошевский Совет поступает как раз вопреки ему : "Прошу Совет Народных Комиссаров произвести расследование по сему делу, оградить уже признанные права Трудовой Коммуны Троицкой общины, а до этого сделать распоряжение о приостановлении приведения в исполнение постановления о выселении Общины. Иначе вся Община окажется разоренной. Сестры ее и призреваемые в богадельне всего около 300 лиц останутся без пропитания. Коммуна в настоящее время добивается получить около 150 десятин, считая в этом количестве и усадьбу... Община существует лишь немного, меньше года. В течение прошлого лета она находилась в периоде формирования, причем период этот протекал в крайне ненормальных условиях, вызванных только что происшедшей революцией. Что же удивительного, если Община принуждена была пользоваться наемным трудом, когда личный состав ее постепенно пополнялся и сестры не знали друг друга, взаимных способностей и склонностей. К тому же к наемному труду Община прибегала лишь в крайних случаях, постепенно заменяя его личным трудом своих членов и доведя с момента образования Коммуны число вольнонаемных рабочих до 10 человек, тогда как к моменту образования Общины наемных рабочих было несколько десятков. Некоторые бывшие рабочие вступили в члены Коммуны, остальные вступят тоже или уедут. Выселение же Коммуны не может принести никому никакой пользы: увеличится лишь число голодных, а главным домом усадьбы все равно не придется воспользоваться, так как в нем помещается домовая церковь".

       18 июня 1918 года постановление о передаче имения Карзинкиной Трудовой Коммуне было отменено и вынесено новое: "Признать самое коммуну монастырской общиной, ничего общего с социалистическим трудом не имеющей; передать имение Карзинкина со всеми землями, живым и мертвым инвентарем Хорошевскому Совету и предложить коммуне в срок, установленный Хорошевским Советом, выселиться из имения".

       Общину выселили. Больные старики и дети были выброшены на улицу. Но некоторые "монашки", как их называли в селе, еще долго жили в подвале каменной усадебной церкви, у И.С.Карзинкина, в домах священников.

       В конце 2003 года при Приходе было вновь воссоздано сестричество. В настоящее время оно занимается благотворительной деятельностью и помощью приходу храма Успения Пресвятой Богородицы в Троице-Лыково г.Москвы.

       Источник: Святыни православной Москвы, М: 1998 г.